Изображение записи
  1. Мне кто-то объяснял, как растягивать и сжимать время, ускорять и замедлять. Мало что помню из этого, кроме того, что оно (время) было, как зеленые кирпичики-блоки с которыми проводились манипуляции (сжатие, растягивание). Помню еще, что временами кирпичики были тугими, как пластелин, а временами будто слеплены из воздуха, легкие и пластичные, но если сильно потянуть то можно было нечайно оторвать кусок. Вроде как отрывать ничего было нельзя. Помню что, рассказывающий, говорил, что учиться работать со временем мне сам бог велел, есть предрасположенность. На время воздействует сама личность человека, его корень, сердцевина, то место откуда выходит самое искреннее знание. Больше не помню ничего, по ощущениям это длилось долго и мне было очень интересно.
  2. Я нахожусь в каком-то зале. В нем человек 20-ть примерно, в основном мужская часть. Из женщин я и еще одна девушка. Все строго. Идет обучение. Мы все сидим каждый за небольшим круглым столом и смотрим на большой экран рядом с которым находится человек, который объясняет коротко, сухо, что происходит на видео. Мы видим что-то типа бомбоубежища, тоннеля — бомбоубежища. Он в несколько уровней, на каждом уровне комнаты-камеры и проходы по тоннелю схожие с лабиринтом. По самому нижнему уровню идет человек. Он ходит, туда-сюда, а наверху другой человек либо говорит что делает и куда идет нижний либо показывает его действия и жесты. В какой-то момент человек который видит начинает менять очертания и вдруг становится похожим на паука. У него вырастает еще несколько пар рук и несколько пар ног. А человек, который объясняет все это, говорит, что то что мы сейчас видим это то, что происходит с телом человека на энергетическом уровне, просто запись продолжилась другой аппаратурой, которая снимает только энергетическую составляющую. Вот, продолжает он, от рук и ног вытянулись нити паутины в самый нижний уровень и человек не просто видит и слышит того, на нижнем уровне, но и может предугадывать его движения. Собственно, говорит он, так и поисходит видение.
    Потом каждому на стол стали приносить тарелки с едой, кому-то кусок мяса, кому хорошее рыбное блюдо, мне принесли пластик морковки сырой, прям тоненький пластик, второй женщине два пластика, а одному парню принесли блюдо на котором лежала одна горошина и он стал сильно возмущаться, что его ни во что не ставят, что им попользовались, что над ним издеваются. Все молчали и молча ели то, что принесли. Я тоже молчала, я не знала этого, просто поняла что это какой-то экзамен на ЧСВ. И тут парня вывели из зала, а мне принесли несколько кусков свежевыпеченного хлеба и стакан воды. Я все съела.