1. Я смотрю на бывший АЭС, который заделали в угрюмый такой стального цвета под тип цемента саркофаг. Смотрю в составе какой-то группы, со стороны на серый мрачный саркофаг АЭС, серое мрачное небо с быстро мчащимися тяжелыми тучами и вокруг грязный песок. Кто-то говорит, мужской голос:
    — Ну вот, а сейчас осталось только на расстоянии 1,5 км. от АЭС посадить ели в ширину примерно метров 30-ть по всему периметру.
    А я говорю:
    — Нет. Ель исключена, будете сажать липу, она очень хороший абсорбент. Кстати, ликвидаторам давали кушать липовый цвет?
    Никто мне не ответил, из чего я поняла, что липовый цвет никто людям не давал.
    (С чего я взяла, что липовый цвет помогает от радиации и вообще липа является абсорбентом??)

  2. Иду по улице, весь народ ходит строем, как кол проглотили, как зомби, без эмоций, без резких движений… По бокам улиц много цепей кованных, которые огораживают административные здания. Мой слух улавливает тоненький писк-свист, который меня начинает изрядно напрягать. Я направляюсь в большое здание вместе с большим потоком людей. Там, что-то, типа огромного концертного зала, люди рассаживаются по местам, люди с семьями, одиночные. На первом ряду почти в середине ряда усаживается семья (мама, папа и девочка лет 9-ти с тряпичной куколкой в руках). Все люди нарядные, как на праздник пришли. На сцене стоит одинокий стол, вроде школьной парты. Выходит высокий крепкий мужчина, лет 55-ти в черном костюме и усаживается за стол и начинает медленно говорить установки, под тип Кашпировского нашего. Говорит что-то типа:
    — Вы счастливы!
    — Вы любите свое правительство!
    — У вас есть всЁ, что вам нужно!
    Свист-писк усиливается. Все сидят как болванчики, тупо смотрят на говорящего и улыбаются, одна девочка из первого ряда ведет себя, как обычный энергичный ребенок. Она вошкается, играет с куколкой, ее тоненький детский голосок слабо слышно даже на фоне зомбирующего человека. Человек на сцене хмурится, прерывает свою говорильню и сапрашивает у родителей девочки:
    — Она у вас глухая?
    Они испуганно мотают головой, мол, нет, ничего подобного.
    Человек хмурится еще больше, он спускается со сцены и подходит к девочке, наклоняется над ней и вкрадчиво спрашивает:
    — Ты меня не слышишь, девочка?
    Она своим детским голосочком говорит:
    — Слышу дяденька, — и улыбается, теребя в ручках свою тряпичную куколку.
    — Тогда почему ты не выполняешь то, что я говорю, почему ты не счастлива, как все?
    — Потому что, — начинает девочка своим тоненьким голоском, — Я ТЕБЕ НЕ ВЕРЮ!, — заканчивает грубый мужской голос из ее рта и в этот же момент девочка выхватывает из своей тряпичной куколки нож и вонзает его в горло "кукловоду".
    По залу проносится удивленное «Ах», она девочка вскакивает на стул и кричит мужским голосом: «ВПЕРЕД! Убивайте кукловодов!» и толпа вскакивает и с криками "Ура!!!" бежит и сносит на своем пути всё. На улице, к ним присоединяются еще люди и еще и уже огромнейшая толпа сносит цепи, огораживающие адмистративные здания, выносит окна и двери и давит всех, кто попадается у нее на пути. Я понимаю, что в девочку внедрился, какой-то, либо очень сильный маг, либо группа магов, поскольку детская психика очень гибкая и они находятся еще на стыке социума. Кто-то интересно придумал, как избавиться от зомбирования населения.

  3. Этот мир был без зомбирования, но достаточно высок технократически и построен на страхе и бесконечных доносах. Доносы на своих близких, соседей, коллег достигли уже абсурда, стучат все на всех по поводу и без. Смертная казнь в этом мире за малейшую провинность, например за порчу чужого имущества, причем никого не волнует случайно это вышло или намеренно…
    Я в этом мире (мой двойник) владею чем-то, например, я знаю, что могу свободно выходить из тела и перемещаться в другие миры, смотреть, как в них живут мои двойники, могу даже понемногу левитировать, но в основном, только в состоянии сильного нервного возбуждения. Мой муж в этом мире, он такой же как я, знает тоже самое и владеет примерно тем же.
    В какой-то момент та Я, почему-то думаю, что муж мне изменяет, что у него кто-то есть. Мы с ним идем поздно вечером домой, по району, который чем-то похож на район в районе рынкау нас, но всё равно архитектура не такая, и многоэтажки отличаются и расстояние между ними намного больше чем у нас, между тремя многоэтажками там большое поле. Вот идем мы с ним по полю и я спрашиваю у мужа:
    — У тебя кто-то есть, — я беру его за руку и поворачиваю лицом к себе, я смотрю ему в глаза, я вижу через его глаза образ гламурной блондинки, вижу, что она медийное лицо какой-то авиакомпании. Вся такая фря, типичная гламурная телочка.
    Муж понимает, что я считала всё, и кивает, мол, да.
    — Давно это у вас, — спрашиваю я.
    — Неделю, — отвечает он, и я вижу, что это правда, вижу, что он подарил ей зеленые бусы, из какого-то темно зеленого камня.
    Я начинаю злиться, меня трясет и от возбуждения я приподнимаюсь над землей, он начинает что-то говорить, что сам не знает как так вышло, что он, вообще-то не хотел мне изменять, но так получилось и ему наверное лучше уйти к ней прямо сейчас.
    — Вали, — рычу я и поднимаюсь в воздухе еще выше. Потом начинаю задыхаться от злости и опускаюсь вниз.
    На следующий день я узнаю где работает эта блондинка и прихожу туда, каким-то обманным путем, сталкингую на проходной и поднимаюсь в ее офис. Ее нет на рабочем месте, у нее на столе лежит шкатулка, я открываю ее и вижу там эти зеленые бусы, я опять начинаю злиться, но пытаюсь контролировать себя, хватаю эти бусы и иду в туалет, с намерением выбросить их в унитаз. Так и делаю, потом думаю о том, что: «Вот и всё. Вот меня и казнят теперь, везде же камеры». Потом начинаю думать о том, что по закону в сортирах камеры запрещены, поэтому казнить меня будет не так-то просто. В этот момент в помещение сортира заходит какой-то толстый очкарик и говорит, что он компьютерщик и все записал, как я похитила и бросила бусы в унитаз. Говорит, что запись в туалете не будет иметь веса в суде, а вот запись в офисе, как я забираю бусы из шкатулки — вполне.
    Меня осудили, вместе с несколькими осужденными нас ведут куда-то, люди переговариваются между собой, говорят, что казнить нас будут в глубине Земли (в глубине Планеты, в самом жутком месте, где тело разрывает в клочья от «расщепления» при переносе в другие мерности. Кто называл это мерности, кто - пространства. Я понимаю, что это место телепорт до которого власти докопались, а как использовать путем не поняли, попробовали пару раз — получили трупы и решили использовать в качестве казни.
    Впереди нас по бокам идут по два конвоира, метрах в 10-12-ти от нас, совсем перед нами идет надзирательница в красном балахоне, которая будет зачитывать нам речь перед казнью. Я решаюсь и прыгаю сзади на нее, левой рукой хватаю ее за волосы и оттягиваю голову назад, одновременно правой начинаю предплечьем зажимать горло. Шиплю остальным: «Давайте! Нападайте на конвой!». Толстому осужденному компьютерщику, который сдал меня (его по какой-то причине тоже приговорили), говорю: «Ты главное не бойся, когда будем уходить в другой мир! Просто расслабься! Люди погибали от страха, когда адреналин не давал переместиться на клеточном уровне, просто спокойно дыши, а лучше постарайся просто заснуть!» Он шары свои вылупил на меня и всё, молчит стоит, дрожит от страха.
    Так и не узнала чем всё закончилась, вроде мы выжили, а может и нет..

Во всех этих мирах, я четко осознавала, что нахожусь в других мирах в сновидении. Везде я как бы и участвовала и смотрела на всё со стороны.